Заведующий кардиологическим отделением областной клинической больницы №1, профессор Сергей Кузнецов: Каждый год мы делаем около 1000 высокотехнологичных операций на сердце

Все начинается с первичной профилактики

Меня часто спрашивают, что делать для того, чтобы сердечнососудистые заболевания встречались как можно реже. Отвечаю, прежде всего это первичная профилактика. Вторая задача — организация специализированной и высокотехнологичой помощи этим пациентам, своевременное выполнение дорогостоящих операций по восстановлению кровотока в сосудах сердца. При решении данных задач не следует забывать, что все мы находимся в определенных рамках биологических законов. Полностью победить атеросклероз, который является причиной инфарктов, инсультов, гангрен, мы не можем. Такого рецепта на сегодняшний день не существует. Если ситуацию рассматривать с точки зрения религии, социальной философии, то человек имеет свой жизненный путь. Он растет, развивается, живет, стареет, умирает. Атеросклероз — программа направлена на то, чтобы регламентировать жизненный путь человека. Если мы его победим, то будем «жить вечно, пока не случится несчастный случай».

Программа первичной и вторичной профилактики атеросклероза — затратная компания, которая длится, например, в США, 15 лет. В целом она оригинальная, многоуровневая, системная. В силу разных обстоятельств не испытываю к этой стране «должного пиетета», но в плане реализации этой программы они некогда были на высоте. Сейчас там свои проблемы, видимо, не все благополучно в экономике. Но оставим политику. Самая дорогая составляющая «заокеанской» программы — социализация рекламы, СМИ. А у нас же в 90-е годы была реклама «подгузников, сникерсов, гамбургеров», «звездами телеэкрана стали бандиты, проститутки, наркоманы, националпредатели». Второе по затратам на реализацию программы — продажа продуктов со сниженным количеством холестерина. Например, такое масло в 10 раз дороже, но государство компенсировало расходы компаний. Население стремилось его покупать. Третья позиция — клубы по интересам. Поплавать, поиграть в шахматы, попить чай, померить давление, пообщаться с единомышленниками и друзьями, а иногда и с врачом…

Часто больные обращаются за помощью к …липидснижающим препаратам. Но они не решают всех проблем без адекватной программы психосоматической реабилитации. Нам, я имею в виду все медицинское сообщество, удалось сохранить реабилитационные мощности в клиническом санатории имени М. Горького. Совместными усилиями с администрацией города и области сегодня это оплачивается из бюджета. Видимо, неудачный для нас пример, но американцы относятся к собственному здоровью как к «своему кошельку». А у нас люди привыкли к тому, что им должны что-то врачи: «силой по сути зазывать» их на прием, например. Это неправильно. Очень важно, чтобы сам пациент проявлял инициативу и заботился о своем здоровье. Результат будет только при поступательном движении навстречу в связке «пациент-врач».

1000 операций в год

Проблема развития специализированной и высокотехнологичной кардиологической помощи является основным вектором движения большого партнерского сообщества кардиологов г. Воронежа и области и интервенционных кардиологов и руководства областной больницы. Можно уверенно утверждать, что такие же задачи стоят перед нашими коллегами из США, Европы, Азии. Мы адаптировали к нашим условиям алгоритм госпитализации пациентов с острыми формами ишемической болезнью сердца прямым переводом из кардиологических стационаров городских больниц скорой помощи и ЦРБ.

Атеросклеротическая бляшка растет, не поддаваясь какой-то математической закономерности, происходит ее скачкообразное развитие. На каком-то этапе она лопается, развивается тромбоз. Так устроен организм человека. В лечении данной проблемы в настоящее время широко применяется процедура тромболизиса. Тромболизис достаточно давно известен Воронежским кардиологам. В 90 годы были мнения за, были мнения против – это уже история. Надо с долей патриотизма отметить, идея лизиса – растворения тромба в коронарном сосуде имеет наши «русские корни». С появлением широкодоступной в медико-экономическом плане возможности интегрировать в сосуд сердца уникальный инстументарий, поставить стент в зону лопнувшей бляшки роль тромболизиса и возможности современной кардиологии выглядят совсем иначе. Стент — высокотехнолгичное устройство, изготовленное из слава хрома, никеля или платины. На строго определенном участке сосуда он расправляется и фиксируется наподобие «панцирной сетки». Такие операции стали весьма распространенными и популярными не только у нас, но и во всем мире, одновременно они остаются одними из самых технически сложных и дорогостоящих медицинских вмешательств. Подчеркиваю, уникальность этих устройств, так в баллоне, который раздувает сосуд, создается давление до 14 атмосфер, он же не меняет заданную конфигурацию, например — 2 миллиметра.

Интересна «новейшая история» интервенционной кардиологии в Воронеже. С 1997 года мы с доцентом Павлом Сарычевым и нашими единомышленниками шли в этом направлении. Ежегодно увеличивалось количество операций с 30-40 до 800-1000, расширялись показания для их проведения. В прошлом году мы подошли к количеству 1000 операций. Произошел по сути «переход количества в качество». В этом году запланировано не менее 1000 операций. В настоящее время у нас нет проблем с техническим, инструментальным и медикаментозным обеспечением этого направления.

Положительные изменения произошли благодаря Александру Щукину, который стал главным врачом больницы пять лет назад. Коллектив объективно ощущает понимание наших проблем и поддержку со стороны губернатора Алексея Васильевича Гордеева. Раньше проводить подобные операции было очень тяжело. Что-то больной покупал, приносил. Каждая операция — такой, по сути, «организационно-методический подвиг». Сейчас такого нет. Многие не понимают, думают, так, как сейчас, всегда было. Могу уверено сказать, что так не было. Сегодня наши врачи проводят в среднем десять операций в день, отмечу, что они высшей категории сложности.

Наши пациенты

К нам поступают пациенты в большинстве с острым инфарктом миокарда либо по скорой помощи, либо после предварительного тромболизиса из специализированных отделений города и области. После завершения диагностического этапа около 30% больных не нуждаются в оперативном пособии. Вторая группа — около 70% пациентов, им нужно проводить реваскуляризацию, т. е. восстанавливать кровоток в сосудах сердца. Если у больного многоуровневое поражение сосудов, был крупный инфаркт или серия инфарктов, есть аневризма сердца или аорты, проблемы с клапанным аппаратом, диабет, хроническая бронхиальная обструкция, перенесенные ОНМК — он направляется к кардиохирургам для проведения срочного или планового аортокоронарного шунтирования. Чтобы нам обеспечить выполнение 1000 малоинвазивных кардиологических вмешательств и 800 кардиохирургических операций в условиях искусственного кровообращения, нужно госпитализировать и комплексно обследовать около 3 тысяч человек. В прошлом году в нашем отделении побывали на лечении 2,8 тысяч больных (180 % от нормативной нагрузки). Вполне очевидно, в какой степени увеличивается нагрузка на персонал. Еще одна, видимо, общая проблема медицины — это растущее, ненавистное любому практическому врачу «бумаготворчество». Но мы понимаем, что раз есть социально значимая проблема и для нас огромными усилиями руководства создана возможность, то нужно работать и наращивать темпы высокотехнологичной кардиологической помощи, крайне нужной и востребованной населением нашего города и области.

Вы спрашиваете, есть ли проблемы и какие перспективы? Проблемы есть, есть и перспективы. Они связаны с другими специализированными программами и направлениями. Мы начинаем развивать аритмологию, т. е. весь комплекс этапов оказания консервативной и оперативной аритмологической помощи. Мы формируем областной многофункциональный регистр пациентов. Это сложное и недешевое направление в кардиологии. Проблемы, связанные с этими заболеваниями, значительно снижают качество жизни людей. В этой области мы сотрудничаем с Новосибирским НИИ патологии сердца и сосудов Сибирского отделения РАМН, МБА Правительства России. Спрашивали о зарплате? Зарплаты стали больше. Реально за четыре года они выросли. Но «пределов для совершенства» нет. Расти зарплата должна симметрично нагрузкам. Этого хотелось бы всем. Общая зарплата в основном состоит из надбавок, а ее окладная часть составляет лишь 6 тыс. рублей. Хотелось, чтобы гарантированная Государством зарплата была …зарплатой, а потом пусть будут надбавки.

Bloknot-voronezh. ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *